Последний ужин в жизни. Чем кормили в СССР перед расстрелом

Ужин приговоренного к заключению Интересные факты

Смертная казнь — особое таинство и пограничная полоса между двумя мирами для человечества. Неслучайно в странах Европы, еще во времена средневековья, судьи обязались выполнять любую последнюю прихоть осужденного на смерть. Как бы отдавая дань этой незримой грани, отделяющей человека от момента освобождения его души.

Даже если преступник хотел отведать изысканных блюд, которые готовили для богатых аристократов, в предсмертной воле ему не отказывали. Кстати, подобная практика существовала и гораздо позднее, уже в США. Интересно узнать, а что вкушали приговоренные к расстрелу заключенные во времена Советского Союза? Готовилось ли какое-то особое меню, чтобы исполнить гастрономические пожелания людей, которым осталось жить считанные часы?

Колесо беспощадных репрессий и условия исполнения приговора

Так, в сталинские времена репрессивные жернова работали на полную мощность, и приговоры выносились пачками. Поэтому ни о какой последней воле заключенного, конечно, речь не шла. Благо, что закончились пытки, которыми выбивались показания у арестованных. Какие уж там ужины, тем более, индивидуальные. Осужденные не знали, вынесен ли им смертельный приговор, и в какой именно день придется попрощаться с жизнью.

Бессменный специалист расстрельных дел времен сталинских репрессий, Василий Михайлович Блохин, за одну рабочую смену отправлял на тот свет от десяти до трехсот человек, приговоренных к казни. И смена могла длиться всего лишь одну ночь. Он облачался в кожаную кепку, такой же фартук и длинные перчатки-краги.

Начальник, угости папиросой!

Когда наступили хрущевские и брежневские времена, положение дел значительно изменилось. Число особо опасных преступников сократилось в разы. Они получили возможность подавать жалобы о помиловании, и если иск отклонялся, то приговор зачитывался уже непосредственно перед его исполнением. Осужденного на расстрел препровождали в отдельную комнату, наглухо закрытую, где имелась только одна форточка. Стены в помещении могли быть резиновыми.

Курить папиросу перед казнью

Когда человек появлялся на пороге последнего в его жизни пространства, то зачастую, терял рассудок. Кто-то тут же падал замертво — от страха не выдерживало сердце, другой катался по полу и кричал, плакал. Третий пытался кинуться на охрану и прокурора, чтобы вырваться из тюремного гнета. В число последних просьб входило желание закурить папиросу. Ни о каких яствах, конечно, речи идти не могло.

От протухшей баланды до скудных щей

Меню тех, кому выносили смертный приговор, не отличалось от рациона обитателей советского СИЗО. Если последние пользовались правом получить хотя бы часть продуктов, которые могли прислать родные, то категория смертников таких привилегий не имела. Завтрак ограничивался простой кашей на воде. Обед был представлен двумя блюдами — жидкими пустыми щами, сваренными на каком-то подобии жира и той же неаппетитной кашей, в которой попадались крошечные мясные частицы. Вечерняя трапеза ограничивалась скудной крупой с протухшей, непригодной для еды, рыбой.

Каша на воде для заключенных

По сравнению со сталинскими временами такое меню считалось очень даже сытным. А вот двадцать-тридцать лет назад, к примеру, заключенные Бутырской тюрьмы получали в день черствый кусок черного хлеба, зловонную баланду со скользкими кусками гнилой картошки и тарелку ничем не сдобренной обычной пшенки.

Оцените статью
Drimtim.ru
Добавить комментарий

  1. михаил

    такие статьи нужно давать читать ворам чиновникам

    Ответить
    1. Юрий

      Согласен полностью.Вот, только читать не будут.А в действительности получается…,чем больше украл,тем меньше “наказание”.

      Ответить
  2. РОМАН

    Натворили бед преступники , и ещё изысканных блюд захотели . Совсем оборзели !

    Ответить
  3. Вера Николаевна

    И “люди”, которые расстреливали, издевались над заключёнными, живут среди нас, например мои соседи по подъезду. Они уже с искажённой психикой, не умеющие нормально общаться с обычными людьми.

    Ответить
  4. Леонид

    Мне довелось видеть исполнение смертельного приговора. Я был мальчишкой в станице Мальчевская. Ещё шла ВОВ. Туда был направлен майор военкомом, который пил, гулял, грубил. Болтали: за деньги отмазывал от призыва на фронт. Судить повели на кладбище. Нас мальчишек хотели прогнать, потом передумали. Как судили мы не слышали слов. Далековато. Ещё суд не кончился, а солдат копал могилу. По окончанию суда открыли бутылку водки. И ему налили. Подвели к яме и тут же выстрелили в затылок. Столкнули труп ногами, засыпали и ушли.

    Ответить
  5. Наталья

    Уж не знаю, как в Бутырке, но отдельную пищу для “вышаков” никогда не готовили : склизкая баланда, куски плесневелой картошки – ерунда какая-то. Они ни чем не отличались от других заключённых – только режимом содержания усиленным : дополнительные двери, замки. И могли ждать исполнения приговора годами : писали жалобы, апелляции, письма в Верховный суд и прочее, оттягивая час. Именно в те времена (30 или 35 лет назад, не помню) появилась огромная статья почти на весь газетный разворот : “Исполнитель” то ли в Литературной газете, то ли в Комсомолке. Как раз о людях, приводящих приговор в исполнение. Это их работа, не более. Но подбирался контингент очень тщательно, возможно и на один раз : быть убийцей, хоть и убийцы – тяжело морально. Хотя и расстрельные статьи были и не только за убийство, но и, например, за экономические преступления в особо крупных размерах. Не всё так просто и односложно. Нельзя обывателю, далёкому от этой системы, судить.

    Ответить